babiyar_zapoved (babiyar_zapoved) wrote,
babiyar_zapoved
babiyar_zapoved

Киев времен Бабьего Яра: жизнь вне жизни

Статья Сергея Грабовского для издания "Украинская правда" от 26.09.2006 г.

Вторая мировая война в сознании подавляющего большинства современных киевлян, очевидно, связана с тремя датами: 9 мая, 22 июня, 29 сентября.

Первая – День Победы, хотя на самом деле Вторая мировая в тот день еще совсем не закончилась.

Вторая – начало советско-немецкой войны, когда "Киев бомбили, нам объявили, что началася война".

В конце концов, третья – точка отсчета массовых расстрелов в Бабьем Яру.

Сперва евреев, потом – цыган, потом – особенно опасных военнопленных, потом – убежденных украинских националистов, а потом – всех, кто реально или потенциально мог помешать созданию "нового порядка".

Хотя были и другие, также значащие даты. 17 сентября 1939 года, когда начался поход Красной армии против Польши, для которого были мобилизированы несколько десятков тысяч киевлян и почти весь гражданский автотранспорт.

11 июля 1941 года, когда немецкие разведывательные отряды натолкнулись на речке Ирпень на крепкую оборону советских войск; 19 сентября того же года, когда Красная армия оставила Киев, и 24 сентября, когда начались взрывы, а потом пожары на Крещатике и во всем центре города.

И, в конце концов, 6 ноября 1943 года, когда в город снова вошли красные войска.

И каждая из этих дат была связана с человеческими трагедиями.

Скажем, вскоре после завершения польского похода 1939 года, укомплектованная в значительной мере киевлянами 44-ая Киевская стрелковая дивизия была перекинута на финский фронт, где и погибла в лесах – из окружения вышло совсем немного бойцов и командиров.

Командование дивизии было немедленно арестовано и расстреляно, а те пленные, которых Финляндия после завершения войны возвратила Советскому Союзу, как один попали к ГУЛАГ.

В первые недели после начала советско-немецкой войны в войска мобилизировали 200 тысяч киевлян; еще 35 тысяч пошли у ополчение и истребительные отряды.

С конца июня 1941 года началась эвакуация предприятий и учреждений на Восток – с ними, в соответствии с официальной статистикой, выехали 325 тысяч человек. Когда же стало ясно, что Киев упадет, чекисты расстреляли заключенных Лукъяновской тюрьмы и подвалов участков НКВД, всего – тысячи людей.

Затем, на момент отступления Красной армии с 930 тысячами киевлян, в городе осталось около 400 тысяч; очевидно, еще 10-20 тысяч населения составляли беженцы, которые правдами и неправдами расположились в столице УССР.

Сколько людей погибло во время вызванных советскими радиоуправляемыми фугасами взрывов и пожаров в центре города, которые начались 24 сентября и длились до 2 октября?

Точно неизвестно, но представление о масштабе катастрофы дает текст из издаваемой членами ОУН-м газеты "Украинское слово" от 21 октября 1941 года: "…Первый взрыв тучей дыма затмил ясный день. Пламя охватило магазин "Детский мир", который находился на углу улиц Прорезной и Крещатика. С этого началось. Взрыв шел за взрывом. Пожар распространялся вверх по Прорезной улице и перекинулся на обе стороны Крещатика... Сгорело 5 лучших кинотеатров, театр юного зрителя, театр КОВО, радиотеатр, консерватория и музыкальная школа, центральный почтамт, дом горсовета, 2 самых больших универмага, 5 лучших ресторанов и кафе, цирк, городской ломбард, 5 самых больших гостиниц ("Континенталь", "Савой", "Гранд-отель" и прочие), центральная городская железнодорожная станция (билетные кассы), дом архитектора и ученых, 2 пассажа, типография, 8-ая обувная фабрика, средняя школа, свыше 100 лучших магазинов. Погибло много библиотек, интересных документов, ценных вещей. Например, в Киевской консерватории сгорел большой орган и около 200 роялей и пианино. Тяжело даже представить себе и подсчитать огромные размеры этого неслыханного преступления советов!"

Кстати, в начале 1942 года редакция "Украинского слова" также будет расстреляна в Бабьем Яру – вместе с иллюзиями части националистического движения на восстановление такой-сякой украинской жизни под нацистской оккупацией.

А параллельно с этими пожарами начались расстрелы в Бабьем Яру. Начали с евреев, хотя среди расстрелянных в конце сентября – в начале октября были и неевреи – члены смешанных семей.

5 октября уполномоченный министерства оккупированных восточных областей при группе армий "Юг" гауптман Ганс Кох рапортовал: в Киеве уничтожено почти 35 тысяч лиц.

Очевидно, несколько тысяч киевских евреев все же спрятались от устроителей "нового порядка", но во время холодной и голодной зимы 1941-42 лет именно они стали ее первыми жертвами.

Затем, согласно переписи, проведенной киевской городской управой состоянием на 1 апреля 1942 года, в городе осталось 352 тысячи жителей.

Если учесть то, что определенное количество киевлян в первые месяцы после прихода немцев вернулись в город из близлежащих сел или были отпущена домой из числа военнопленных, то зимой погибло не меньше 20-25 тысяч человек. Тем временем, расстрелы не прекращались - евреи, цыгане, коммунисты, националисты...

А еще в городе гибнули пленные, заключенные в лагерях. Только в Дарницких лагерях погибли, по данным современных исследователей, 130-150 тысяч человек.

Свыше 100 тысяч молодых киевлян "добровольно"-принудительно были отправлены на работы в Германию, откуда вернулись далеко не все - главным образом, не потому что не смогли или погибли на чужбине, а потому что не хотели возвращаться в сталинский "рай", надеясь на лучшую жизнь в послевоенной демократической Европе.

До 40-50 тысяч киевлян из этих же соображений отступили с немецкой армией на Запад, и кто их сейчас осудит за это после Голодомора и Большого террора?

Итак, всего, на момент возвращения Красной армии, в Киеве осталось не больше 180 тысяч жителей. Уже из их числа начались новые мобилизации на боевой и трудовой фронты.

И снова о Бабьем Яру. В публикациях временами называется цифра в 150, а то и в 200 тысяч евреев, которые якобы были расстреляны нацистами в этом месте.

Тем не менее, ни один нацистский документ не дает подобных цифр, ба, даже близких к ним.

Скажем, после взятия столицы Украины нацисты приготовились к уничтожению 50 тысяч еврейского населения - вероятно, приблизительно столько и погибло евреев в Киеве, но в их число входят и расстрелянные в Бабьем Яру, и умершие зимой 1941/42 годов, и замученные в лагерях для военнопленных. 200 тысяч – это общее количество евреев в Киеве состоянием на 1941 год.

Неужели никто из них не был мобилизован в Красную армию и не выехал в эвакуацию?

Впрочем, разве цифра в 40-50 тысяч уничтоженных по этническому принципу не страшна? И не забывайте, что "окончательному решению" подлежали не только евреи, а и цыгане...

Теперь об участии украинцев-полицейских в гекатомбах Бабьего Яра, о чем пишут некоторые авторы. 29-30 сентября и в последующие дни украинцы никого там не расстреливали. Два упомянутых полицейских батальона были сформированы исключительно из немцев.

Тем не менее, "украинский след" в уничтожении киевских евреев, безусловно, есть.

Во-первых, открытки с требованием ко всем евреям Киева собраться в специальных местах расклеивали добровольцы из числа воинов " Буковинського куреня " – парамилитаристического националистического формирования числом около 400 лиц, которое ОУН-м направило в Киев из Черновцов в иллюзорном ожидании подкрепить этими ребятами будущую искренне украинскую власть.

Во-вторых, среди тех, кто отбирал у обреченных на смерть их вещи, по более поздним воспоминаниям немецких участников событий, было несколько десятков только что завербованных на службу фюреру полицаев-украинцев.

И, в конце концов, вот парадокс Бабьего Яра: полицаи-украинцы были активно приобщены к расстрелам тогда, когда основной контингент казненных составляли... также украинцы.

Что ж, в этом факте нет ничего принципиально нового для отечественной истории.

Вообще, Бабий Яр – это не просто место, где "высшая раса" уничтожала тех, кого считала "низшими расами". Это еще и символ.

Символ продолжения той трагедии, в очередной этап которой вошел Киев с началом Второй мировой войны. До нее местом массовых гекатомб была Быковня, теперь таким местом стал Бабий Яр, хотя и там несколько раз происходили расстрелы "врагов народа" в 1930-х годах.

Символ мести – ведь первые расстрелы в Бабьем Яру состоялись еще тогда, когда Киев был в зоне ответственности 6-й армии Вермахта, и ее командующий приказал солдатам помогать сгонять евреев в места их уничтожения.

Потом 6-ая армия дошла до Сталинграда, и там погибла страшной смертью – кто в бою, а кто после капитуляции, в советском плену, когда пленных несколько сот километров гнали заснеженной степью, без пищи, не давая согреться.

В конце концов, символ грубости советской власти, которая решила в период "развернутого строительства коммунизма" стереть саму память об этом месте. Овраг перегородили дамбой и стали из карьеров каменного завода в него качать по трубам пульпу – смесь воды и глины. 13 марта 1961 года запруда высотой в шестиэтажный дом разрушилась.

Попытка стереть с лица земли Бабий Яр обернулась Куреневской трагедией с новыми массовыми жертвами.

Тем не менее, все-таки после Второй мировой войны масштабные человеческие гекатомбы в Киеве, которые перед этим перманентно шли, с перерывом на период НЕПа, с 1918 года, прекратились. Потом репрессивная советская машина действовала выборочно: "космополиты"... "врачи-убийцы"... "шестидесятники"...

Может, ужас Бабьего Яра повлиял даже на привыкших к морю крови партийных вождей? Или так только кажется?

Сергей Грабовский, заместитель главного редактора журнала "Сучасність".

Источник: http://www.pravda.com.ua/ru/news/2006/9/26/46874.htm

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments